Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. как проходит иммунотерапия при раке легкого

Рак легких — одна из самых распространенных злокачественных опухолей. Врачи ежегодно выявляют около 1,8 миллионов новых случаев. Заболевание встречается одинаково часто среди мужчин и женщин. Ежегодно 1,6 миллионов человек погибают от рака легких, и это ведущая причина смертности от онкологических заболеваний.

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

Каждый пятый онкологический больной погибает от рака легких

Чаще всего опухоль выявляют на поздних стадиях — IIIB и IV. Химиотерапия, лучевая терапия и хирургические вмешательства могут продлить жизнь таких пациентов, но вероятность полного излечения крайне низкая.

 Несмотря на появление новых, более эффективных, химиопрепаратов, прогноз для многих больных по-прежнему остается неблагоприятным — нередко после лечения происходят рецидивы.

 Поиск новых методов лечения, которые помогли бы более эффективно бороться с раком легких — очень актуальная задача, стоящая перед современной онкологией. Многие ученые видят большие перспективы в применении иммунотерапии.

Рак легких всегда относили к опухолям, имеющим низкую иммуногенность — в опухолевых клетках очень мало антигенов, которые могли бы стать мишенями для иммунопрепаратов. Тем не менее, исследования показали, что иммунотерапия при раке легких может быть эффективна.

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

Какие виды иммунотерапии применяются при раке легких?

Существует две основные разновидности рака легких: мелкоклеточный (МРЛ) и немелкоклеточный (НМРЛ). Также встречается мезотелиома — злокачественная опухоль плевры.

На данный момент дальше всего удалось продвинуться в применении иммунопрепаратов для лечения немелкоклеточного рака, который встречается в 85% случаев.

Но ученые также активно занимаются разработкой новых методов иммунотерапии, которые были бы эффективны против мелкоклеточного рака легких и мезотелиомы.

Существует 4 направления иммунотерапии в лечении рака легких:

  • моноклональные антитела;
  • ингибиторы «контрольных точек»;
  • лечебные вакцины;
  • адаптивный перенос Т-лимфоцитов.

Моноклональные антитела

Моноклональные антитела — это молекулы, которые прицельно связываются с определенными антигенами опухолевых клеток. Сегодня многие из них применяются для лечения онкологических заболеваний.

Например, Американским управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) утвержден для лечения немелкоклеточного рака легких препарат Бевацизумаб (Авастин).

Его мишенью является фактор роста эндотелия сосудов (ФРЭТ, VEGF).

Получить программу лечения

Ингибиторы «контрольных точек»

Применение ингибиторов «контрольных точек» является одним из наиболее перспективных направлений иммунотерапии рака. Эти молекулы блокируют вещества, которые подавляют иммунные реакции. Таким образом, иммунные клетки избавляются от «наручников» и начинают атаковать раковые клетки.

Ипилимумаб (Ipilimumab, Ервой, Yervoy). В 2011 году этот препарат был одобрен для лечения пациентов с метастатической меланомой. В настоящее время Ипилимумаб проходит испытания при НМРЛ и МРЛ.

Ниволумаб (Nivolumab, Опдиво, Opdivo). В марте 2015 года одобрен для лечения пациентов с плоскоклеточным НМРЛ, устойчивым к химиотерапии.

Пемброзилумаб (Pembrolizumab, Кейтруда, Keytruda). Препарат был одобрен FDA для лечения меланомы в сентябре 2014 года, а для лечения немелкоклеточного рака легкого — в октябре 2014 года.

Лечебные вакцины

Задача лечебных вакцин — активировать B- и T-лимфоциты, чтобы они могли атаковать определенные типы раковых клеток. Для этого в организм пациента вводят соответствующий антиген. Мишенью для лечебных вакцин являются общие или опухоль-специфические антигены, такие как:

  • MAGE-3 — экспрессируется в 42% случаев рака легких;
  • NY-ESO-1 — экспрессируется в 30% случаев рака легких;
  • р53 — мутирует в 50% случаев рака легких.

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

Адаптивный перенос Т-лимфоцитов

Четвертым направлением иммунотерапии рака легкого является адаптивный перенос T-лимфоцитов.

Иммунные клетки, полученные от пациента, подвергают генетической модификации или обработке специальными веществами — таким образом их «обучают» атаковать раковые клетки.

Затем Т-лимфоциты вводят обратно в организм. Это повышает иммунный ответ, направленный против опухолевой ткани, и помогает бороться с раком.

Лечение рака легких в «Евроонко»

Ученые, которые занимаются исследованиями в области иммунотерапии рака легкого и других злокачественных опухолей, сталкиваются с рядом сложностей.

Далеко не все попытки увенчиваются успехом, не все предположения оказываются верны при проверке на практике. Исследования занимают много времени, требуют больших затрат и задействования многих ресурсов.

Самые мощные препараты зачастую имеют серьезные побочные эффекты и могут применяться не у всех пациентов.

Несмотря на это, наука постоянно движется вперед. Иммунотерапия имеет большие перспективы. Многие препараты уже одобрены и успешно применяются в онкологических клиниках — они помогают улучшить прогнозы, продлить жизнь пациентов.

Иммунотерапия немелкоклеточного рака легкого: осталось ли место для химиотерапии?

Рак легкого является лидирующей причиной заболеваемости и смертности среди злокачественных новообразований.

Согласно данным мировой статистики, более 2 млн человек ежегодно заболевают и более 1 млн 760 тыс. погибают от данной патологии.

В структуре заболеваемости рак легкого делит первое место с раком молочной железы, а по смертности устойчиво опережает другие нозологии практически в два раза.

Возможности терапии распространенного немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ) ограниченны. До недавнего времени существовало только две стратегии терапии НМРЛ: химиотерапия (ХТ) и таргетная терапия. Однако химиотерапия еще в начале 2000-х гг.

достигла предела своей эффективности: на всю группу больных одногодичная выживаемость составляла 30–40%, а два года переживали только 10–15% пациентов.

Важным достижением в лечении распространенного НМРЛ явилось открытие драйверных мутаций и разработка таргетных препаратов, однако в количественном отношении доля таких пациентов невелика и подавляющее большинство больных в европейской популяции не имеет мишеней, пригодных для проведения таргетной терапии. Очевидно, что неудовлетворительные результаты лечения НМРЛ без драйверных мутаций требовали разработки принципиально нового лечебного подхода.

Решение пришло достаточно неожиданно, поскольку мало кому представлялось, что рак легкого окажется иммунозависимым.

Исследования ингибиторов иммунных контрольных точек показали их высокую эффективность в терапии НМРЛ, и в течение короткого времени они заняли ведущее место в алгоритмах терапии данного заболевания.

Особое место занимает пембролизумаб, который стал стандартом лечения немелкоклеточного рака легкого, чему был посвящен сателлитный симпозиум в рамках конференции RUSSCO «Иммуноонкология».

Может ли иммунотерапия вытеснить химиотерапию из схем лечения НМРЛ?

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкогоЕлена Владимировна Артамонова,
доктор медицинских наук, заведующая отделением химиотерапии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, член правления Российского общества клинической онкологии (RUSSCO)

Как все начиналось

KEYNOTE-001. Первое крупное исследование пембролизумаба было посвящено оценке противоопухолевой активности в группах c различным уровнем экспрессии PD-L1.

Анализ данных частоты объективного ответа (ЧОО) на иммунотерапию в зависимости от уровня экспрессии PD-L1 выявил совершенно четкую закономерность – чем выше уровень экспрессии PD-L1, тем выше частота объективного ответа.

Максимального уровня ЧОО достигла при уровне экспрессии 75–100%, а у больных в группе без экспрессии PD-L1 объективный ответ наблюдался чуть более чем в 8% случаев.

Таким образом, основными итогами данного исследования явились подтверждение эффективности пембролизумаба в терапии пациентов с НМРЛ и доказательство значения экспрессии PD-L1 в качестве биомаркера – предиктора эффективности.

После успеха KEYNOTE-001 исследование пембролизумаба продолжилось в первой и второй линиях лечения НМРЛ с учетом уровня экспрессии PD-L1.

Для второй линии терапии был выбран пороговый уровень PD-L1 ≥ 1%, для первой – ≥ 50%.Необходимо отметить, что такое решение оказалось чрезвычайно важным.

Благодаря использованию биомаркера удалось выделить группы пациентов, для которых терапия пембролизумабом является максимально эффективной.

Обновленные результаты исследования KEYNOTE-001 докладывались на ежегодных конгрессах ASCO 2016–2018 гг. Сегодня доступны результаты четырехлетней общей выживаемости (ОВ). В подгруппе пациентов, ранее получавших терапию, при PD-L1 ≥ 50% ОВ составила 24,8%, при PD-L1 ≥ 1% – 15,6%. Эти результаты подтверждают возможность достижения длительного контроля заболевания при распространенном НМРЛ.

Первая линия лечения НМРЛ: монотерапия

KEYNOTE-024. Исследование рассматривало пембролизумаб в монорежиме в сравнении с химиотерапией у больных НМРЛ с высокой экспрессией PD-L1 (≥ 50%).

В данное исследование включались пациенты без драйверных мутаций с высоким уровнем экспрессии PD-L1 (50% и более) с любым гистологическим типом.

По выбору врача больные были рандомизированы в группу монотерапии пембролизумабом, который назначали в дозе 200 мг каждые три недели до признаков прогрессирования заболевания или неприемлемой токсичности, и в группу химиотерапии на основе препаратов платины каждые три недели, 4–6 циклов лечения.

В случае прогрессирования заболевания при химиотерапии больным разрешался переход на терапию пембролизумабом во второй линии лечения. Первые результаты показали, что назначение пембролизумаба у пациентов с высоким уровнем экспрессии PD-L1 достоверно увеличивает ОВ, выживаемость без прогрессирования (ВБП), а также частоту и длительность объективного ответа (ОО).

Медиана ВБП для пембролизумаба оказалась достоверно больше и составила 10,3 месяца по сравнению с 6 месяцами в группе химиотерапии. Относительный риск (ОР) для ВБП – 0,50, что соответствует достоверному снижению риска прогрессирования и смерти на 50% при назначении пембролизумаба по сравнению со стандартной химиотерапией.

При анализе двухлетних данных подтверждено существенное преимущество иммунотерапии перед химиотерапией. Медиана ОВ при применении пембролизумаба составила 30 месяцев, тогда как на фоне применения химиотерапии она была более чем в два раза короче (всего 14,2 месяца), несмотря на кроссовер (то есть перевод больных группы контроля на иммунотерапию после прогрессирования болезни) – 62%.

Важная особенность иммунотерапии – длительное сохранение ОО и влияние его на продолжительность жизни. Следует отметить, что ОО в подавляющем большинстве случаев регистрируется уже при первом контрольном обследовании и сохраняется длительно.

Иммунотерапия обладает благоприятным профилем безопасности – по частоте нежелательных явлений (НЯ) она имеет значительные преимущества по сравнению с химиотерапией. НЯ 3–4-й степени при использовании химиотерапии регистрируются в два раза чаще, чем при лечении пембролизумабом. Кроме этого, они приводят к отмене химиотерапии чаще, чем к отмене иммунотерапии.

Таким образом, в первой линии лечения НМРЛ у пациентов с высокой экспрессией PD-L1 пембролизумаб продемонстрировал впечатляющие преимущества перед химиотерапией по всем оцениваемым показателям эффективности и достоверно увеличил продолжительность жизни, ВБП, частоту и продолжительность ОО, а также улучшил качество жизни на фоне меньшей токсичности. В результате пембролизумаб стал новым стандартом первой линии терапии распространенного НМРЛ (неплоскоклеточный и плоскоклеточный подтипы) у пациентов с экспрессией PD-L1 ≥ 50%.

KEYNOTE-042. Данное исследование также было посвящено сравнению лечения пембролизумабом с двухкомпонентной химиотерапией на основе препаратов платины, однако в него включались пациенты с распространенным НМРЛ с уровнем экспрессии PD-L1 от 1% и любым гистологическим типом, без мутации EGFR и транслокации ALK.

Читайте также:  Средства для профилактики пролежней — матрасы, подушки, круги, препараты

Главной целью исследования была оценка общей выживаемости в подгруппах с уровнем экспрессии PD-L1 ≥ 1%, ≥ 20%, ≥ 50%. Полученные результаты подтвердили, что пациенты во всех подгруппах имели выигрыш в ОВ по сравнению с химиотерапией. Медиана ОВ увеличивалась с увеличением уровня экспрессии PD-L1.

Надо также отметить длительность ОО при лечении пембролизумабом. Если ответ был зарегистрирован, то он длился в два раза дольше, чем на химиотерапию. Эффект воспроизводился как в группе с экспрессией PD-L1 ≥ 50%, так и в группе с относительно низким уровнем экспрессии (1–49%).

Длительность ответа на лечение пембролизумабом составила 17,4 месяца, а в группе химиотерапии она была в два раза короче – 8,3 месяца. Для всей когорты пациентов пембролизумаб достоверно увеличил продолжительность жизни.

Основываясь на данных исследований KEYNOTE-024 и KEYNOTE-042, пембролизумаб зарегистрирован в РФ в монотерапии первой линии распространенного НМРЛ при экспрессии PD-L1 от 1%.

В этой же популяции больных проводилось исследование Checkmate-026 по сравнению эффективности ниволумаба и химиотерапии. Пороговым значением был принят уровень экспрессии PD-L1 ≥ 5%, однако исследование не оказалось успешным. Ниволумаб не показал преимущества по сравнению с химиотерапией ни по ВБП, ни по ОВ при применении в первой линии лечения НМРЛ.

Первая линия лечения НМРЛ:  комбинированная терапия

Что делать в случае, если у больного отсутствует экспрессия PD-L1 или врач не может получить достоверные результаты исследования – например, нет лаборатории рядом? Ответ на этот вопрос смогли предоставить исследования пембролизумаба в комбинации с химиотерапией.

KEYNOTE-021G. В данное исследование включались пациенты с неплоскоклеточным НМРЛ без драйверных мутаций EGFR и ALK, которые получали химио­терапию или пембролизумаб в комбинации с химиотерапией.

Основной задачей исследования являлось тестирование гипотезы об эффективности комбинированного химиоиммунотерапевтического подхода.

Благодаря добавлению пембролизумаба к химиотерапии в первой линии лечения неплоскоклеточного НМРЛ достоверно увеличились ВБП (снижение риска прогрессирования или смерти на 46%) и продолжительность жизни больных.

Кроме этого, добавление пембролизумаба почти в два раза увеличило частоту объективного ответа, что имеет особую важность для больных с распространенным НМРЛ в связи с высокой тяжестью симптомов заболевания.

Таким образом, по данным исследования KEYNOTE-021G, добавление пембролизумаба к платиновой комбинации в первой линии терапии неплоскоклеточного НМРЛ достоверно увеличило все оцениваемые показатели эффективности, включая ЧОО, ВБП и ОВ, вне зависимости от уровня экспрессии PD-L1.

KEYNOTE-189. Такие же впечатляющие результаты применения комбинированной стратегии химио- и иммунотерапии были получены в более крупном исследовании III фазы KEYNOTE-189, где оценили эффективность добавления пембролизумаба к платиновой комбинации в первой линии терапии неплоскоклеточного НМРЛ без драйверных мутаций EGFR и транслокации ALK с любым уровнем экспрессии PD-L1.

Добавление пембролизумаба к стандартной химиотерапии первой линии достоверно увеличило продолжительность жизни больных неплоскоклеточным НМРЛ, обеспечив снижение риска смерти на 51%.

При медиане времени наблюдения 10,5 месяца медиана ОВ в группе пембролизумаба в комбинации с ХТ не достигнута и через год живы 69,2% пациентов, тогда как в группе химиотерапии медиана ОВ составила 11,3 месяца и через год живы только 49,4% больных.

Улучшение ОВ при добавлении пембролизумаба к химиотерапии было отмечено во всех подгруппах пациентов независимо от возраста, пола, статуса ECOG, курения, наличия метастазов в головной мозг, используемого производного платины, а также экспрессии PD-L1.

Максимальное преимущество в улучшении ОВ было зарегистрировано в группе пациентов с высокой экспрессией PD-L1 (50% и более), однако для данной категории пациентов пембролизумаб может быть назначен в монотерапии без существенной потери в эффективности.

Применение комбинированного режима с пембролизумабом привело также к достоверному увеличению ВБП со снижением риска прогрессирования и смерти на 48%. Медиана ВБП составила 8,8 против 4,9 месяца для пембролизумаба с ХТ и только ХТ соответственно, при этом в группе пембролизумаба с ХТ через год живы без прогрессирования болезни в два раза больше пациентов (34,1 против 17,3%).

ЧОО в группе пембролизумаба с ХТ также была значительно выше и достигла 47,6% по сравнению с достаточно стандартным для химиотерапии показателем ЧОО – 18,9%.

Существенных различий в отношении общей частоты НЯ, а также побочных эффектов 3–4-й степени не было зарегистрировано. Частота иммуноопосредованных НЯ в группе пембролизумаба с ХТ составила 22,7%, из них 3–4-й степени – 13,4%.

Таким образом, добавление пембролизумаба к платиновому дуплету в первой линии терапии неплоскоклеточного НМРЛ достоверно увеличивает все показатели эффективности, включая продолжительность жизни, ВБП и ОО, а выигрыш от такой комбинированной стратегии регистрируется во всех подгруппах пациентов вне зависимости от уровня экспрессии PD-L1.

KEYNOTE-407. В данном исследовании сравнивали пембролизумаб в комбинации с ХТ и только химиотерапию в первой линии лечения плоскоклеточного НМРЛ у пациентов с любой экспрессией PD-L1. Допускалось включение пациентов со стабильными метастазами в головной мозг.

Добавление пембролизумаба к ХТ в первой линии достоверно увеличило продолжительность жизни больных плоскоклеточным НМРЛ: медиана ОВ составила 15,9 против 11,3 месяца в группах пембролизумаба с ХТ и ХТ соответственно.

Преимущество в улучшении ОВ регистрировалось во всех подгруппах независимо от возраста, пола, общего состояния и уровня экспрессии PD-L1.

ВБП была также достоверно выше в группе химиоиммунотерапии по сравнению с химиотерапией: медианы составили 6,4 и 4,8 месяца соответственно (ОР 0,56, что свидетельствует об уменьшении риска прогрессирования или смерти на 44%).

Комбинация пембролизумаба с химиотерапией в 1,5 раза увеличила вероятность достижения объективного ответа – ЧОО 57,9% против 38,4% при применении ХТ. Как и в предыдущих исследованиях, не было отмечено существенных различий в общей частоте НЯ в группах пембролизумаба с химиотерапией и химиотерапии соответственно.

  • Добавление пембролизумаба к платиновой комбинации в первой линии терапии плоскоклеточного НМРЛ достоверно увеличивает все показатели эффективности, включая продолжительность жизни, ВБП и ОО, вне зависимости от уровня экспрессии PD-L1.
  • Вывод
  • Таким образом, алгоритм лекарственной терапии первой линии лечения НМРЛ выглядит следующим образом:
  • при наличии драйверной мутации оптимальным выбором остается таргетная терапия;
  • в случае наличия экспрессии PD-L1 > 50% наилучшим выбором является монотерапия пембролизумабом;
  • во всех остальных случаях рекомендуется использовать пембролизумаб в комбинации с химиотерапией или атезолизумаб в комбинации с бевацизумабом и химиотерапией при неплоскоклеточном НМРЛ.

Вторая линия терапии НМРЛ

До недавнего времени в случае прогрессирования заболевания после первой линии терапии НМРЛ у пациента была единственная альтернатива – химиотерапия, эффективность которой невысока: доцетаксел практически не отличается по эффективности от наилучшей поддерживающей терапии, а добавление нинтеданиба или бевацизумаба способно увеличить медиану продолжительности жизни у таких больных лишь до 10–12 месяцев. Сегодня в случае прогрессирования заболевания у пациентов появилась альтернатива в виде иммунотерапии.

Так, назначение пембролизумаба во второй линии лечения у пациентов с наличием экспрессии PD-L1 (от 1%) достоверно увеличивает общую выживаемость по сравнению с доцетакселом: по данным исследования KEYNOTE-010, 23% пациентов живут три года и более. При этом в случае прогрессирования заболевания существует возможность повторного назначения пембролизумаба. Анализ результатов продемонстрировал, что при таком назначении препарата частичного ответа достигают 43% больных, стабилизации – 36%.

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

  1. Таким образом, применение пембролизумаба у пациентов с PD-L1-позитивным (≥ 1%) НМРЛ, прогрессирующим после платиносодержащей химиотерапии, продемонстрировало впечатляющие преимущества в улучшении ОВ и уровня объективных ответов.
  2. Заключение
  3. За последние два года в терапии НМРЛ без активирующих мутаций произошел настоящий переворот, связанный с появлением нового класса иммуноонкологических препаратов – анти-PD-1/анти-PD-L1 моноклональных антител (МКА), которые относятся к ингибиторам контрольных точек иммунитета.

На сегодняшний день наиболее успешным представителем нового класса, продемонстрировавшим впечатляющие успехи как в первой, так и во второй линии терапии НМРЛ, является пембролизумаб – анти-PD1 МКА.

Пембролизумаб может применяться у всех пациентов с распространенным НМРЛ вне зависимости от уровня экспрессии PD-L1 и гистологического типа опухоли в случае отсутствия драйверных мутаций. При этом пембролизумаб остается единственным препаратом, одобренным для лечения пациентов с НМРЛ в монорежиме в случае наличия экспрессии PD-L1 (≥ 1%).

Необходимо отдельно отметить, что такой персонализированный подход принципиально улучшил результаты лечения больных с НМРЛ за счет оптимизации соотношения пользы и риска развития НЯ.

Пембролизумаб включен во все международные рекомендации как в первой, так и второй линии терапии, а оценка экспрессии PD-L1 рекомендована для всех пациентов с впервые выявленным НМРЛ. Таким образом, можно говорить о существенном уменьшении роли химиотерапии.

Источник: «НОП 2030», №2, 2019

Иммунотерапия как первая линия системной терапии метастатического немелкоклеточного рака легкого

Новости онкологии

24.09.2018

Тюляндин Сергей Алексеевич Заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, председатель Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), профессор, доктор медицинских наук, Москва

Читайте также:  Профилактика кариеса зубов — у детей и взрослых — средства и методы

Последние мои публикации были посвящены результатам применения ингибиторов контрольных точек иммунного ответа в первой линии системной терапии немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ). Результаты исследований, доложенные на прошедших конгрессах AACR и ASCO в этом году, полностью изменили наше представление о характере ее проведения.

Уместно вспомнить, что еще в декабре 2016 года схема лечения метастатического НМРЛ была предельна проста. Больные аденокарциномой с активирующими мутациями были кандидатами для получения таргетных препаратов. В случае прогрессирования после ингибиторов тирозинкиназы больным было показано назначение химиотерапии. Остальные больные НМРЛ были кандидатами для получения химиотерапии.

У больных аденокарциномой в качестве химиотерапии первой линии преимущественно назначали комбинации цисплатина и пеметрекседа или карбоплатина и паклитаксела. У больных плоскоклеточным раком в качестве химиотерапии первой линии назначали комбинацию цисплатина и гемцитабина или цисплатина и паклитаксела.

В случае прогрессирования больным назначали вторую линию препаратами пеметрексед или доцетаксел.

Все изменилось в декабре 2016 года, когда стали доступны результаты исследования KEYNOTE 024, в котором проводили сравнение между ингибитором PD-1 пембролизумабом и химиотерапией в качестве первой линии у больных НМРЛ с экспрессией PD-L1 более 50%.

Столь высокая экспрессия PD-L1 диагностируется у 25-30% больных НМРЛ независимо от гистологии опухоли. Назначение пембролизумаба в первой линии достоверно снизило относительный риск прогрессирования на 50% и риск смерти на 37% по сравнению с химиотерапией [1].

Медиана продолжительности жизни в группе пембролизумаба достигла 30,0 мес. по сравнению с 14,2 мес. в группе химиотерапии при одновременной лучшей переносимости лечения [2].

В связи с этим пембролизумаб был рекомендован в качестве предпочтительной первой линии системной терапии у больных как аденокарциномой, так и плоскоклеточным раком с высокой экспрессией PD-L1. Ни ниволумаб, ни атезолизумаб в монотерапии не смогли продемонстрировать преимущество перед химиотерапией у больных НМРЛ.

В исследовании KEYNOTE 189 у больных аденокарциномой независимо от экспрессии PD-L1 проведено сравнение химиотерапии и комбинации химиотерапии и пембролизумаба. Комбинация пембролизумаба и химиотерапии продемонстрировала лучшие отдаленные результаты по сравнению с химиотерапией только, достоверно уменьшив относительный риск прогрессирования и смерти на 48% и 51% соответственно [3].

Преимущество комбинации отмечено во всех изученных подгруппах, в том числе и у больных с различной экспрессией PD-L1. Относительный риск смерти при добавлении пембролизумаба был снижен на 41% в группе с отсутствием экспрессии PD-L1, на 45% – в группе с экспрессией PD-L1 1-49% и на 58% – в группе с экспрессией более 50%.

Остается неясным, есть ли выигрыш от использования комбинации химиотерапии и пембролизумаба в сравнении с пембролизумабом только, который в монотерапии показал прекрасные результаты у больных с высокой экспрессией PD-L1.

При этом большинство специалистов рекомендуют монотерапию пембролизумабом у больных с высокой экспрессией, резервируя использование комбинации с химиотерапией для больных аденокарциномой с низкой экспрессией (менее 50%) или ее отсутствием.

В исследовании iMPower 150 у больных с аденокарциномой независимо от экспрессии PD-L1 оценена целесообразность добавления атезолизумаба к комбинации химиотерапии и бевацизумаба. При медиане наблюдения 9,5 мес.

добавление атезолизумаба достоверно уменьшило относительный риск прогрессирования на 38% и риск смерти на 22% по сравнению с комбинацией химиотерапии и только бевацизумаба [4]. Улучшение результатов лечения при добавлении атезолизумаба было отмечено у всех больных, независимо от уровня экспрессии PD-L1.

Интерес представляет наблюдение о высокой активности комбинации атезолизумаба, бевацизумаба и химиотерапии у больных с активирующими мутациями при прогрессировании на фоне ингибиторов тирозинкиназы.

Оставалась еще одна группа больных, для которой требовалось определить эффективность иммунотерапии в первой линии. Это больные с плоскоклеточным раком и экспрессией PD-L1 менее 50%. В исследовании KEYNOTE-407 проведено сравнение химиотерапии и комбинации химиотерапии и пембролизумаба у больных IIIb-IV стадией плоскоклеточного рака независимо от уровня экспрессии PD-L1.

При медиане наблюдения 8 месяцев назначение комбинации привело к снижению относительного риска смерти на 36% и прогрессирования на 44% по сравнению с химиотерапией [5]. Увеличение продолжительности жизни при добавлении пембролизумаба наблюдалось во всех анализируемых подгруппах, в том числе и при различной экспрессии PD-L1.

Сделан предварительный вывод, что добавление пембролизумаба к химиотерапии достоверно и существенно улучшает отдаленные результаты лечения больных плоскоклеточным раком легкого независимо от уровня экспрессии PD-L1.

Полученные результаты являются серьезным аргументом для регистрации комбинации пембролизумаба и химиотерапии в качестве предпочтительной первой линии системной терапии у больных плоскоклеточным раком с низкой экспрессией PD-L1.

Для больных плоскоклеточным раком независимо от уровня экспрессии PD-L1 в исследовании iMpower 131 проведено сравнение химиотерапии и комбинации химиотерапии и атезолизумаба. При медиане наблюдения 17 мес. добавление атезолизумаба к химиотерапии уменьшило относительный риск прогрессирования на 29% по сравнению с только химиотерапией, не оказав влияния на показатели общей выживаемости [6].

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

Рисунок 1. Тактика лечения больных метастатическим НМРЛ (по результатам проведенных исследований).

Таким образом, проведенные исследования изменили рекомендации по выбору первой линии системной терапии у больных НМРЛ (рис. 1). Химиотерапия, которая была до недавнего времени основным методом лечения этих больных, потеряла свое самостоятельное значение. У больных с высокой экспрессией PD-L1, вероятно, достаточно назначения одного пембролизумаба.

У больных с аденокарциномой и низкой экспрессией PD-L1 показано назначение пембролизумаба и химиотерапии или комбинации атезолизумаба, бевацизумаба и химиотерапии. У больных с плоскоклеточным раком и низкой экспрессией PD-L1 рекомендовано назначения комбинации пембролизумаба и химиотерапии.

Возможно, для этой группы больных будет рекомендована комбинация атезолизумаба и химиотерапии.

Теперь для определения тактики лечения нам необходимо кроме гистологии и наличия активирующих мутаций в опухоли знать уровень экспрессии PD-L1. Российское общество клинической онкологии в рамках программы молекулярно-генетической диагностики (www.cancergenome.

ru) начало определение экспрессии PD-L1 в опухоли.

Хочется надеяться, что использование моноклональных антител ингибиторов контрольных точек иммунного ответа отдельно или совместно с химиотерапией станут доступны и российским онкологам, что непременно приведет к существенному улучшению отдаленных результатов лечения больных метастатическим НМРЛ.

Ключевые слова: немелкоклеточный рак легкого, пембролизумаб, атезолизумаб, химиотерапия.

Литература:

  1. Reck M, Rodríguez-Abreu D, Robinson AG, et al. Pembrolizumab versus chemotherapy for PD-L1-positive non-small-cell lung cancer. N. Engl. J. Med. 2016; 375 (19): 1823-1833.
  2. Brahmer JR, Rodríguez-Abreu D, Robinson AG, et al. Health-related quality-of-life results for pembrolizumab versus chemotherapy in advanced, PD-L1-positive NSCLC (KEYNOTE-024): a multicentre, international, randomized, open-label phase 3 trial. Lancet Oncol. 2017 Dec; 18(12): 1600-1609.
  3. Gandhi L, Rodriguez-Abreu D, Gadgeel S, et al. KEYNOTE-189: randomized double-blind, phase 3 study of pembrolizumab or placebo plus pemetrexed and platinum as first-line therapy for metastatic NSCLC. AACR 2018.
  4. Socinsky M.A., Jotte R.M., Cappuzzo F, et al. Atezolizumab for first-line treatment of metastatic nonsquamous NSCLC. N. Engl. J.Med 2018, published online June 4.
  5. Paz-Ares L, Luft A, Tafreshi A, et al. KEYNOTE-407: phase 3 study of carboplatin-paclitaxel/nab-paclitaxel with or without pembrolizumab for metastatic squamous NSCLC. ASCO 2018.
  6. Jotte RM, Cappuzzo F, Vynnychenko I, et al. IMpower131: Primary PFS and safety analysis of a randomized phase III study of atezolizumab + carboplatin + paclitaxel or nab-paclitaxel vs carboplatin + nab-paclitaxel as 1L therapy in advanced squamous NSCLC. ASCO 2018; abstract LBA9000.

Иммунотерапия рака легких

Лечение рака легких в Израиле эффективно благодаря современным методам лечения. К таким методам относится иммунотерапия. В развитых западных странах этот вид лечения рака постепенно заменяет химиотерапию.

Иммунотерапия помогает иммунной системе обнаруживать и уничтожать раковые клетки.

В израильском онкоцентре Ихилов такая терапия применяется в рамках индивидуальных комплексных программ лечения рака легких вместе с хирургией, радиотерапией и химиотерапией.

Иммунотерапия при раке легких 4 стадии позволяет израильским специалистам примерно в 1,5 раза повысить выживаемость пациентов по сравнению со странами постсоветского пространства.

Иммунотерапия при раке легкого: способы ее проведения. Как проходит Иммунотерапия при раке легкого

Виды иммунотерапии

  1. Ингибиторы иммунных контрольных точек.

Наибольший прогресс в иммунотерапии рака легких был достигнут при использовании ингибиторов иммунных контрольных точек.

Иммунные контрольные точки – это молекулы на иммунных клетках, которые могут запускать или останавливать иммунный ответ. Иммунная система использует эти молекулы, чтобы определить, что является нормальным, а что следует атаковать.

Раковые клетки иногда обманывают эти контрольные точки, чтобы не дать организму атаковать их. Лекарства могут быть нацелены на эти контрольные точки и помочь им противостоять раковым клеткам.

Есть несколько препаратов, нацеленных на иммунные контрольные точки, которые одобрены для лечения рака легких. Многие из этих препаратов блокируют или «ингибируют» контакт между белком PD-L1 и рецептором PD-1 на Т-клетке. Взаимодействие PD-L1/PD-1 действует как тормоз, не позволяющий иммунной системе реагировать на рак.

Блокируя это взаимодействие, иммунная система способна распознавать раковые клетки и атаковать их. Один из этих одобренных препаратов нацелен на другую иммунную контрольную точку, называемую CTLA4. Когда CTLA4 заблокирован, организм может увеличить количество иммунных клеток, которые могут противостоять раковым клеткам.

Читайте также:  Тыквенные семечки – лучшее средство от глистов

Бесплатный Онкотест Онкоцентра Ихилов

Начать

Когда большинство людей думают о вакцинах, они думают о методах лечения, предотвращающих болезнь. Однако есть еще один тип вакцины, называемый терапевтической вакциной. Этот тип вакцины лечит существующий рак, улучшая способность иммунной системы убивать раковые клетки.

Эти вакцины нацелены на белки, которые присутствуют в раковых клетках, которые либо отсутствуют в нормальных клетках, либо присутствуют в нормальных клетках лишь в незначительной степени. Иногда вакцины настраиваются для нацеливания на белки, которые уникальны для рака человека.

В других случаях вакцины нацелены на специфические для рака белки, общие для многих людей. Перед введением вакцины часто необходимо сначала принять лекарство, чтобы ослабить типы иммунных клеток, которые могут способствовать росту рака, и повысить количество типов иммунных клеток, которые могут реагировать на рак.

Сейчас эти вакцины проходят клинические испытания.

  1. Приемлемая Т-клеточная терапия.

В этой терапии Т-клетки (тип белых кровяных телец в иммунной системе) удаляются из вашего тела, а затем изменяются в лаборатории, чтобы они лучше атаковали ваши конкретные раковые клетки. Ниже мы расскажем подробнее про Т-клеточную терапию.

Как работает иммунотерапия

В норме иммунная система запрограммирована на уничтожение любых чужеродных клеток, например бактерий, вызывающие различные заболевания. Однако иммунная система не может распознавать клетки раковых опухолей. Дело в том, что рак развивается постепенно: здоровые клетки со временем приобретают ряд мутаций ДНК, что позволяет им уклоняться от иммунной системы.

Пройти иммунотерапию

Различные иммунные препараты действуют по-разному.

Одни лекарства запускают естественную реакцию иммунной системы, а другие разрушают раковые клетки, не повреждая здоровые (этим иммунная терапия отличается от химиотерапии, которая разрушает все быстро делящиеся клетки). Есть также иммунные препараты, которые выводят из строя «выключатель» иммунной системы, которые мешает ей атаковать раковые клетки.

Лечение рака легких иммунотерапией позволяет добиться более высоких результатов, чем химиотерапия, и избежать тяжелых побочных эффектов химиопрепаратов.

Иммунные препараты для лечения рака легких

Для терапии рака легких используют целый ряд иммунных препаратов. В их число входят:

  • ипилимумаб
  • бевацизумаб
  • рамуцирумаб
  • ниволумаб
  • пембролизумаб
  • атезолизумаб
  • дурвалумаб
  • кейтруда

Многие из этих препаратов применяются и для лечения других онкологических заболеваний.

Иммунотерапия при раке легких подбирается индивидуально, в соответствии с видом опухоли. В онкоцентре Ихилов планирование такого лечения проводится на медицинском консилиуме. Чтобы определить, какой из препаратов лучше всего подходит для конкретного пациента, команда врачей – онкологов, патологов и других специалистов – должна обсудить результаты обследования больного.

CAR-T-клеточная терапия

Еще одним видом иммунной терапии являются инфузии химерных антигенных рецепторов Т-клеток (CAR-T). Пока что такое лечение доступно только в рамках клинических испытаний. Сначала пациенту проводят специальный анализ, чтобы определить, содержит ли его опухоль определенный белок.

После этого у пациента проводят забор крови для получения Т-клеток. Затем полученные Т-клетки генетически изменяются для выработки химерного антигенного рецептора, уникального для конкретной опухоли.

Наконец, пациент получает индивидуально изготовленный иммунный препарат, который используется для лечения.

В разработке CAR-T-клеточной терапии принимают активное участие ученые Израиля.

Иммунотерапия мелкоклеточного рака легких

Злокачественные опухоли легких делят на 2 большие группы – мелкоклеточный и немелкоклеточный рак. Мелкоклеточный рак диагностируется в 15% случаев. Он отличается быстрым прогрессированием, ранним образованием метастазов и частыми поражениями головного мозга. Лишь 20-40% пациентов с локализованными стадиями мелкоклеточного рака легких и менее 5% с обширными опухолями живут дольше 2 лет.

Какой бы ни был у Вас рак лёгких – 1 степени или 4, мы сможем подобрать лечение, которое поможет. Оставьте заявку ниже и получите бесплатно план лечения с точными ценами.

Оставить заявку

В то время как для лечения немелкоклеточного рака легких в последние 20 лет были разработаны новые протоколы, основывающиеся на генетических мутациях опухоли, лечение мелкоклеточного рака не менялось.

Лишь в последние 2-3 года в развитых западных странах, включая Израиль, были проведены эффективные клинические испытания новых схем лечения мелкоклеточного рака легких, включающих иммунные препараты.

К таким схемам относятся:

  • ниволумаб+ипилимумаб;
  • карбоплатин/этопозид/атезолизумаб;
  • пембролизумаб (Кейтруда).

Инновационное иммунное лечение мелкоклеточного рака легких можно пройти и в онкоцентре Ихилов.

Возможные побочные эффекты

Все виды лечения рака имеют возможные побочные эффекты. При иммунотерапии некоторые люди испытывают очень мало побочных эффектов, а у других возникают более серьезные осложнения. Некоторые из наиболее распространенных побочных эффектов иммунотерапевтических препаратов:

  • диарея
  • кашель
  • мышечная боль
  • потеря аппетита
  • сбивчивое дыхание
  • сыпь
  • тошнота
  • усталость

Иммунотерапия может вызвать воспаление в органах тела. Воспаление может произойти в любом органе тела, включая: легкое (пневмонит), печень (гепатит), толстую кишку (колит / диарея) или щитовидную железу. Это может быть очень серьезно, и все возможные побочные эффекты следует обсудить с врачом, прежде чем начинать прием препарата.

[starbox]

Иммунотерапия при раке легких

Кандидатами для назначения иммунотерапии при лечении рака легких являются пациенты с рецидивом, а также больные с неоперабельной формой заболевания. Иммунотерапевтическое лечение может оказаться эффективным даже в тех случаях, когда классическая химиотерапия оказалась безрезультатной.

Препараты иммунотерапии при раке легких назначаются на разных стадиях, а также при метастазировании в другие структуры организма. Дает неплохие результаты в лечении иммунотерапия при мелкоклеточном раке легкого — наиболее агрессивном, который даже при небольших размерах активно метастазирует.

Какие существуют типы иммунотерапии

  • Адаптивная Т-клеточная методика — основана на извлечении Т-лимфоцитов пациента с дальнейшей генетической модификацией и введением их обратно в организм больного. Обработанные лимфоциты способны атаковать клетки опухоли.
  • Ингибиторы контрольных точек — методика основана на способности иммунитета распознавать и уничтожать злокачественные клетки. Однако в иммунных клетках есть контрольные точки, которые препятствуют иммунитету повреждать нормальные ткани в организме. Этим «пользуются» раковые клетки, прикрываясь этими точками, чтобы избежать атаки со стороны иммунитета. Препараты-ингибиторы, подавляя контрольные точки, помогают разрушать опухоль.
  • Терапевтические вакцины — их действие направлено на активацию иммунной системы, целью при этом являются антигены, свойственные опухоли. Для этого в организм больного вводится соответствующий антиген. Мишенью для лечебной вакцины являются самые известные антигены MAGE-3 — определяется у 42% пациентов с раком легких, NY-ESO-1 — определяется у 30% пациентов и др.

Особенности лечения

Каждый из видов иммунотерапии имеет свои преимущества и недостатки. Пациенты, которым назначаются иммунотерапевтические препараты, реже, чем при стандартной химиотерапии, испытывают побочные эффекты.

При хорошем ответе на лечение возможна остановка дальнейшего прогрессирования болезни и предотвращение метастазирования.

Иммунотерапия позволяет увеличить продолжительность жизни у пациентов даже на поздней стадии развития опухоли.

Следует учитывать, что существует возможность чрезмерного активирования иммунной системы, что приведет к развитию какого-нибудь аутоиммунного заболевания. Впрочем, для таких пациентов по-прежнему доступны другие методы лечения: операция, лучевая и химиотерапия. Но иммунотерапия не походит для борьбы с раком у пациентов, иммунитет которых не работает.

Что мы предлагаем

Хотя иммунотерапия — новое направление в онкологии, на сегодняшний день существует множество уже зарегистрированных препаратов, действие которых подтверждено в ходе многочисленных исследований. В России также есть ряд зарегистрированных иммунобиологических препаратов, некоторые из них входят в программу госгарантий и назначаются пациентам в полном объеме.

Однако для их назначения необходим отбор, в ходе которого важно убедиться в чувствительности организма пациента к определенному препарату. Например, чтобы быть уверенным, что в ткани опухоли есть соответствующие молекулы-мишени, нужно сделать молекулярно-генетический анализ, с помощью которого можно назначить терапию, оптимальную для конкретного пациента.

Мы сотрудничаем с известными центрами, чтобы обеспечить нашим пациентам самую качественную медицинскую помощь в полном объеме. Стационары, оснащенные мощными диагностическими комплексами, высокотехнологичные методы лечения, персонализированный подход — все это доступно для пациентов, обратившихся за помощью к нам.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector